Урок внеклассного чтения в 10 классе

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Урок-сомнение «Герой нашего времени:

 Кто ты? Какой ты? Есть ли ты?» по повести Захара Прилепина «Санькя».

(Урок внеклассного чтения в 10 классе).

 

Двух жизней нам, естественно, не жить.
И есть восхода час, и час захода,

Но выбор есть! И дивная свобода
В том выборе, где голову сложить!

Пролог.

(В темном классе под аккомпанемент скрипки демонстрируется презентация к уроку (Приложение №1). Затем из четырех углов кабинета учащиеся, зажигая по свече, читают фрагменты эссе Захара Прилепина «Я пришел из России»:

1. Призраки моей Родины обступают меня как деревья. Я касаюсь их коры, хорошо, шершавая.

2. Русский князь Святослав в розовом пятне восходящего или заходящего… бритый, потный.

3. Заскорузлые, злые и пьяные повстанцы Разина Степана Тимофеевича. Шпана, гулебщики, негодяи… Целую ваши корявые пальцы, пугливые глаза, пою и помню вас.

4. Русичи всегда были жадными. Всегда казалось, что они плохие воины. Всегда желали, чтобы у соседа корова сдохла. Неизменны тысячу лет. Принесите зеркало – равнодушно посмотрит. Не удивится. «Ну, я…» Люблю тебя, милый мой, корявый…

1. Церкви строил и жег. Воевал глупо и бестолково. Все делал так, что должно было обвалиться. Но стояло тысячу лет. Никто не сдвинул.

2. Свет исходит на меня: митрополит Илларион, протопоп Аввакум, Василий Розанов, Леонид Леонов. Теплопожатие мудрецов ладонью ищу, как ребенок руку отца. Зачем ребенка обижать? Верните мне близких моих… Русь моя, ребра мои. Сердце внутри.

3. Европа, говорите? Я знаю Европу. Европа была русским городом. Но Россия – никогда не была городом этого окраинного, по сравнению с нашей евразийской льдиной, прибежища разношерстья. В позапрошлом веке Достоевский был лучше всех европейских сочинителей текста. И Мусоргский, и Чайковский были лучше всех сочинителей музык.

4. А в прошлом веке – Рахманинов и Свиридов были лучше.

1. В 30-е годы Владимир Набоков и Гайто Газданов обошли всех европейских эстетов, они вкуснее, умнее, изящнее вязкого Пруста.

2. Валентин Катаев не уступает ни одному модернисту. Что, передернуло? Так вы и не читали, поди…

3. И песни Гражданской войны будут звучать, в них звон, медь, пески сыпучие, запах сырого сукна и пота, и новые победы… В самых страшных войнах мировых победили мы. В мире тысяча национальностей, а победили только русские. И воспели свои победы, в былинах, в песнях, в романах. И хорошо воспели.

4. Пушкарь Юрий Бондарев фанерен ровно настолько, насколько фанерна звезда на могиле неизвестного солдата, затерянного, закопанного, засыпанного в 43-ем под Сталинградом. На звезду Родина ляжет тяжелым снегом… И звезда потрескается и опадет. Но мы не забудем ничего.

1. Родина моя, родинка на моем запястье, где вена бьет. Сентиментальный, дурной, глупый, русский – так говорю.

2. Вся Россия – деревня, и чуть-чуть рассыпано провинциальных городов, и одинокий Санкт-Петербург. И заселенная нерусскими Москва. И опять – деревни.

3. Над вечным покоем. Есть такое полотно – «Над вечным покоем». Изба и кресты, и река течет. И поле. Неизменно и неизбывно. Это моё, всё моё. Не продать, не разменять. Наши покосившиеся избы вросли корнями в землю. Каждая зеница ока упадет в тело моей Родины, больше некуда. Мы сотворены для нее.

4. Время, вперед! Рядом, время! Мы отцы и дети гениальных песен и книг. Мы пришли из России и уйдем в нее. Если она нас примет…

Учитель:

1.  Перед нами исповедь самого яркого писателя 21 века Захара Прилепина, в которой звучит искренняя гордость человека за то, что он живет в России. Сегодня у нас не совсем обычный урок. Урок-сомнение: «Герой нашего времени: Кто ты? Какой ты? Есть ли ты?» Готовясь к сегодняшнему уроку, я перебрала горы современной литературы, и пришла к парадоксальному выводу: в ней нет героя-идеала, которому могла бы подражать современная молодежь. Почему в ней нет героя нашего времени? Мне интересно, каким следующие поколения увидят наш мир, что они скажут о нас?  Трудно поверить в то, что нет в России талантливых писателей...Идеал - это образно, конечно...Речь не о том, что дайте мне срочно идеал... Но вопрос в том, было ли так всегда, что современники своих героев (в самом широком смысле слова) не знают? Быть может, герой нашего времени - буржуа средней руки, героически живущий в каждодневной повседневности - а потому вопрос об этом вообще не возникает? Так кто же он – герой 21 века? Я хочу, чтобы сегодня каждый из вас для себя ответил на этот неоднозначный вопрос.

Итак, Захар Прилепин… Молодой писатель, 31 года от роду, получивший высшее образование, прошедший чеченскую войну, сегодня успешный редактор газеты, отец четверых детей… Почему ему спокойно не живется? Почему он с такой болью и надеждой пишет свои произведения о современной России: «Патологии», «Грех», «Ботинки, полные горячей водкой», «Terra Tartarara»?

Да потому что главный признак героя нашего времени – это неравнодушие. И в этом писателе есть боль, и вера, и страсть, и нежелание мириться с отупляющей – усыпляющей – ложью. Он кричит в своих произведениях: «Не спи – не проснешься!». Прилепин утверждает, что быть честным сегодня – значит быть голодным, быть за чертой. Это более чем спорно. Так давайте порассуждаем на примере героя романа Прилепина «Санькя» о том, какого же человека можно считать героем нашего времени?

2. Перед нами главный вопрос: кто же такой Санька: идейный борец или жертва идеологии, личность или часть массы?

1)  Каков Саша по характеру? Природа наградила его силой, незаурядными качествами или он – один из толпы?

(Ответы учащихся)

(«Какой я?» — неожиданно подумал Саша. Кто и какой? Дурной? Добрый? Надежный? Безнадежный? Не было такого зеркальца, чтобы разглядеть свое отражение. Словно на это зеркальце наступили сапогом, раздавили его. И, силясь рассмотреть себя в осколках, можно было увидеть лишь непонятные черты, из которых не составить лица. Он не совершил за свою жизнь ни одной откровенной подлости. И не откровенной тоже…Не пережил ни одного унижения, кроме дурацких пацанских, когда старшеклассники отнимали деньги. Ползая на четвереньках по плацу, в составе поднятой за очередную дурость роты, под надзором, кажется, пьяного офицера, Саша испытывал скорей равнодушие. Это была игра, с очень серьезными правилами. Он сразу их принял. В армии ему было почти легко. Хотя можно было туда и не ходить. Всегда были друзья...

Саша перебирал себя, тасовал осколки зеркала. Удивиться или огорчиться было почти нечему. Нет, просто нечему. Неразрешимых вопросов больше не возникало. Бог есть. Без отца плохо. Мать добра и дорога. Родина одна. «Волга впадает в Каспийское море…» — пошутил над собой Саша и не усмехнулся внутренне. Да, впадает.)

2) Как Саша относится к своим близким, к матери? (Ответы учащихся)

(Мать он жалеет и очень ею дорожит. «Он никогда не врал матери, и даже сейчас врать не хотел», «»Маму мою кто смеет обидеть? Мать мою кто?»». Ее мучения и тоска причиняют ему боль: «голос мамы в телефонной трубке звучал обреченно и скорбно. Саша был готов разодрать свое лицо, слыша этот голос». Терзаемый угрызениями совести из-за того, что забрал у нее последние деньги, Саша идет на преступление. Идет будто даже и неосознанно: «Саша не запомнил мгновения, когда решил сделать это. Не было ни одной мысли вообще»).

3) Какое место в романе занимает описание деревни и стариков – деда и бабушки Саши? Для чего они включены в роман, хотя никак не связаны с основным сюжетом романа?

(Ответы учащихся)

(Бог мой, с какой любовью и одновременно болью писатель рисует русскую деревню! Её убогость, забвение, бездорожье. Бескорыстную доброту деревенских жителей. Беспросветное пьянство. Дед и бабка – те самые, деревенские, которые называют его «Санькя» - так, как имя вынесено в заглавие романа – родители отца. Сашка в какой-то момент задумывается, «ценно ли знание о том, как провели дедушка и бабушка жизнь свою? Или оно никчемно и не нужно?», и не находит ответа. Он – их единственный потомок. Он осознает это, и в какой-то момент добровольно идет на верную смерть, прерывая весь род свой, такой некогда бурный и прекрасный, оставшийся лишь в воспоминаниях да на старых фотографиях).

- В образах стариков представлена автором уходящая в прошлое Россия, Русь… Ее становится невообразимо жалко, но ничего уже, к сожалению, не изменишь… Очень важное место в романе занимают рассуждения незнакомого старика, у которого остановились бегущие от преследования властей «союзники»:

 «Я весь чай выпил давно, весь хлебушек свой прожевал.
Теперь чужой чей-то ем. И говорю вам: скоро побежите все, как поймете, что от вас устали. Но бежать будет некуда: все умерли, кто мог приютить. В сердцах ваших все умерли, и приюта не будет никому… Думают сейчас, что Русь непомерна во временах, вечно была и всегда будет. А Русь, если поделить всю ее на мной прожитый срок, — всего-то семнадцать сроков наберет. На семнадцать стариков вся Русь делится. Первый родился при хазарине еще. Умирая — порвал пуповину второму, что родился спустя семь десятилетий. Третий Святослава помнил… Пятый в усобицу попал, шестой — татарина застал… Двенадцатый в смуту жил, тринадцатый при Разине, четырнадцатый при Пугаче… Так до меня дошло быстро: семнадцать стариков — сего ничего. Нас всех можно в эту избу усадить — вот те и вся исторья… Мы-то в юность нашу думали, что дети у нас будут, как сказано было, — не познавшие наших грехов, а дети получились такие, что ни земли не знают, ни неба. Один голод у них. Только дурной это голод, от ума. Насытить его нельзя, потому что насытятся только алчущие правды… Нету выхода вам больше, так.

- Простые до примитивизма рассуждения необразованного старика заставляют содрогнуться: действительно, Россия еще такая молодая – и такая истерзанная, опустошенная… Кто в этом виноват? Как дальше жить?

4) И все-таки главный герой – это положительный персонаж или отрицательный?

(Ответы учащихся)

Учитель: отношение автора к герою книги неясно, мы не привыкли к такому: всё равно в любом романе герой хоть немного да определён в хорошие или плохие, это закон жанра. Пусть у него куча минусов и грехов, но если он хоть подал надежду стать хорошим к концу, значит он положительный герой.  Здесь же всё слишком, до жути похоже на жизнь. Он и не хороший и не плохой, вернее разный, смотришь в его душу, мысли и не понимаешь, какой он. И он не знает. Сам автор этого, вероятно, не знает. Знает лишь Бог, совсем как в жизни. Вот это и непривычно.

- отношение к труду; («Работать надо…» — говорили ему иногда брезгливо. «Я работаю…» — отвечал Саша. Он действительно работал — иногда грузил, иногда разгружал… однажды на заводе… охранял, подметал. Все на совесть. Но разве в этом было дело? Гребаная страна, и в ней надо устроиться куда-то. Мести двор, мешать раствор, носить горшки, таскать тюки и вечером смотреть в телевизор, где эти мерзейшие твари кривляются, рассказывая, как они заботятся о тебе. Их лица… Последнее время Саша начинал болеть, когда видел их лица. Вглядывался в их рты и глаза. Выключал звук порой, и тогда мерзость личин становилась настолько наглядной, что злые мурашки прыгали по спине. Надо устроиться на работу, да. И телевизор не смотреть. Иначе вовсе невыносимо»)

- отношение к деньгам; (К деньгам относился просто. Тратил их, если были.)

- отношение к окружающим; («Везде были люди, всюду жили люди, и Саша всегда находил с ними общий язык, хотя порой не понимал их». Он любит смотреть на людей, но любит ли их самих? Кажется, что вовсе нет. «Если бы они не были такие злые, их бы никто не убивал». Так ради кого же в конечном итоге Саша стремится совершить революцию – ради них, себя, или какой-то иной, заоблачной цели?).

3.  Наконец мы подошли к главному вопросу: что влекло Сашу к «Союзу Созидающих»? Почему он в их рядах? По личным идейным соображениям или влекомый романтикой разъяренной толпы? (Ответы учащихся)

(«Гадкое, нечестное и неумное государство, умерщвляющее слабых, давшее свободу подлым и пошлым, — отчего было терпеть его? К чему было жить в нем, ежеминутно предающим самое себя и каждого своего гражданина? Саша до сих пор не злился, не испытывал злобы, просто делал то, что считал нужным. О достижении власти никогда не думал всерьез, власть его не интересовала, он не знал, что с ней делать» «Государство — палач. Раздевает догола и бьет в солнечное сплетение». «Но это не мое государство. Оно чужое… Или ты ему чужой, Саш?» «Нет, не я. Оно чужое всем. Его надо убить».

Учитель: Герой сознательно делает свой выбор. Он не идет на поводу у толпы, его солидарность с партийцами – выстраданная, осмысленная. Ее корни – в исступленной любви Сашки к Родине, к России: «Понимание того, что происходит в России, основывается не на объеме знаний и не на интеллектуальной казуистике, а на чувстве родства, которое прорастает в человеке уже, наверное, в детстве, и потом с ним приходится жить, потому что избавиться от него нельзя. Если ты чувствуешь, что Россия тебе, как у Блока в стихах, жена, значит, ты именно так к ней и относишься, как к жене. Жена в библейском смысле, к которой надо прилепиться, с которой ты повенчан и будешь жить до смерти. Блок это гениально понял — о жене. Мать — это другое — от матерей уходят. И дети другое — они улетают в определенный момент, как ангелы, которых ты взрастил. А жена — это непреложно. Жена — та, которую ты принимаешь. Не исследуешь ее, не рассматриваешь с интересом или с неприязнью: кто ты такая, что ты здесь делаешь, нужна ли ты мне, и если нужна — то зачем, но любишь ее, и уже это диктует тебе, как быть. И выбора в этом случае не остается никакого. Неправда, Лева, когда говорят, что жизнь — это всегда выбор. Все истинное само понятие выбора отрицает. Если у тебя любовь, скажем, к женщине, у тебя уже нет выбора. Или она, или ничего. И если у тебя Родина… Здесь так же…»)

4.  Казалось бы, все в этом мире ясно, где Бог и что такое Родина, как ее защищать – однако же нет, возникают сомнения в правильности своих поступков, и в романе, естественно, у Саши есть оппоненты, которые пытаются убедить его в его неправоте: Безлетов, Лева, Аркадий Сергеевич. Каковы их взгляды? (Ответы учащихся)

(— Саша, голубчик, — сказал Лева, — напротив, нация есть — она просто жаждет освобождения. Не нужно создавать новой нации, нет. И не нужно заселять страну чужаками. И не нужно самим уходить в резервации, чтобы сберечься. У нас уже есть народ. Но не тот, что бьет себя в грудь и кричит про «Рас-сею». Они, в сущности, чужаки. Нахлебники. Народ — другой. «Новый-хорошо-забытый-старый», я бы его назвал. Понимаешь? Вот те люди, что мирно сеют и мирно пашут, и всех видели в гробу — и «почвенников», и «космополитов» — потому что они только мешают пахать и сеять.

— А чем этот «новый-хорошо-забытый-старый» народ противоречит коробящей тебя идее «национального будущего»?

— Потому что идея «национального будущего», Саша, подсунута вам злыми и неопрятными «почвенниками» и противоречит эволюции! Она, эта идея, продолжает этот вечный круг — от крови до хаоса, о котором я тебе уже говорил.

— А у тебя есть другая идея?

— Саша, я который раз тебе повторяю — нужно вырваться из этого круга, отринуть и «славянофилов», и «западников», и остаться в изначальном виде, без всего этого наносного…

— Что нанесла русская история за тысячу лет, — закончил Сашка в тон Леве.

— Это отдельный вопрос, Саша, что она нанесла. Очень много для того, чтобы помочь постичь мир, но очень мало для того, чтобы жить в этом мире.

— А я живу не в России. Я пытаюсь ее себе вернуть. У меня ее отняли…)

Учитель: Герою страшно поверить, что правы все его оппоненты – можно даже сказать, враги – Безлетов, Аркадий Сергеевич, Левушка. Что, если народу действительно не нужна революция, если устали от крови, если бабам «рожать надоело», «надоело кормить эту ненасытную «русскую идею» своими детьми»? Что, если «Россия не вынесет еще одной ломки»? И Сашка предпочитает не задумываться об этом. Надо совершить переворот, а дальше… «О достижении власти он никогда не думал всерьез, власть его не интересовала, он не знал, что с ней делать»

5.  Борьба сознательных поступков и требований чувств измучивает героя. В свои двадцать пять он оказывается опустошен, видна нечеловеческая усталость этого молодого человека, который, казалось, только начал жить. «Саша вдруг поймал себя на том, что пытается лицом повторить форму той или иной примеченной им улыбки, - сделать такое же счастливое лицо. И не получается у него», «Буду видеть сны. Чего бы такого увидеть во сне?… Плохо, когда прожил четверть века и понимаешь, что уже ничего не хочешь увидеть во сне».

Учитель: Только «Саша не хотел ничего» – здесь чувствуется в некотором роде лукавство. Он не «не хотел», он «не мог». У него просто не осталось сил на радость и счастье.

Учитель: Финал произведения особенно ярок. Казалось бы, он открыт, но на деле все очевидно. Сашка устал. Сидя в окне мэрии, он думает о погоде, нагрянувших морозах, грязи, которая еще «потечет» – не только в виде слякоти на улицах, но, пожалуй, и о грязи моральной, от которой не спасет страну смерть партийцев. Снежинки облетают Сашину ладонь, не садятся на «горячую кожу и пот». Нет ничего светлого. Ничем не спастись. Выделяются ярче линии на ладони – как черты лица покойника. Действительно, герой уже наполовину мертв. Убита душа, хоть тело пока и живет. Санька кладет крестик в рот – по снайперской примете: «Сначала он холодил язык, потом стал теплым. А потом – пресным». Крестик согрелся, а смерть – не греет. Греет только вера, надежда и любовь, но это Саша осознает лишь за несколько минут до собственной гибели. Греет, но не спасает.

6.  Как можно охарактеризовать финал романа?  (Ответы учеников)

Учитель: Вроде бы, молодые люди погибли героически, но на самом деле каждый шаг приближал их к небытию: кто впишет их имена в историю? Последнюю главу читала с жалостью к этим молодым людям. И совершеннолетние, они всё равно наши дети.

7.  Что-то изменит революция «Союза Созидающих»? (Ответы учеников)

Учитель: «Михаил Швыдкой,  глава Федерального агентства по культуре и кинематографии  заявил: «Я думаю, в высшей степени полезной была бы экранизация романа Захара Прилепина «Санькя». Это роман о молодом нацболе, о трагедии этого поколения людей, ощущение социальной конфликтности общества приводит к вооруженной борьбе, которая трагична в обществе, потому что она не решает никаких проблем. Это очень сильный роман...»

8.  Можно ли Саньку назвать героем нашего времени? Или это изгой?

(Ответы учеников)

Учитель: В образе этого юноши, не способного найти правду жизни, отказывающегося от настоящего и не знающего, какого будущего он хочет, заключен своего рода герой нашего времени. Многие из наших современников и сейчас боятся, стесняются, не имеют права или просто не умеют показывать своих чувств, пытаются бороться с установившимся не устраивающим их режимом, но безуспешно, поскольку, отрицая, не могут чего-то предложить. Таким образом, Захару Прилепину удалось создать роман-манифест нашего поколения.

Завершает урок песня Доминика Джокера «Реальные люди».